К вопросу о роли военных топографов РККА в 1918-1923 гг.

Раздел об истории карт, о их описании, номенклатуре и так далее...
Аватара пользователя
Гость

К вопросу о роли военных топографов РККА в 1918-1923 гг.

Сообщение Гость » 14 окт 2013, 10:53

К вопросу о роли военных топографов РККА в 1918-1923 гг.


И.В.Захарин, Институт военной истории Министерства обороны Российской Федерации

THE RED ARMY CORPS OF TOPOGRAPHICAL ENGINEERS IN 1918-1923

I.V. Zakharin

Статья посвящена малоизвестной в научной литературе проблеме исторической преемственности в Вооруженных Силах Российского государства. Примером в данном случае стал Корпус военных топографов, созданный еще в 1812 году.

The paper describes one of the problems poorly represented in historical studies - the problem of continuity in Russian state's armed forces. The author chose as his subject the Corps of Topographical Engineers that was founded in 1812.

Изменение геополитического и геостратегиче­ского положения России в последнее время требуют сегодня коренного переосмысления всех оборони­тельных концепций, реформирования Вооруженных Сил, изменения оперативных планов и характера оперативной подготовки войск. Проблемы развития советского военного искусства в межвоенные годы

- его материальных основ объективных и субъек­тивных факторов, закономерностей и тенденций

- занимают в военной науке особое место.

Сложность и многоплановость задач, реша­емых Вооруженными Силами страны в период 1918-1941 гг., обусловили повышение требований к всестороннему обеспечению армии, как в мирное, так и в военное время, в том числе и их составной части - топографическому обеспечению. Роль Воен­но-топографической службы (ВТС) Красной Армии неизмеримо возросла в связи с ведением боевых действий в ходе Гражданской войны. Военно-топо­графическая служба России была создана 28 января 1812 г. по представлению начальника Главного штаба России П.М. Волконского Александру I, но еще в «Уставе воинском» Петра I обязанности по съемкам районов расквартирования (лагерей) войск и полей сражений были возложены на квартирмейстерскую службу.

В 1797 г. император Павел I образовал «Соб­ственное Его Величества Депо карт», положившее начало Военно-топографическому отделу Главного штаба. Военно-топографическое депо в 1860-1870-х годах было преобразовано в Военно-топографиче­ский отдел (ВТО) Главного штаба, ставший цен­тральным органом управления всеми геодезиче­скими, топографическими и картографическими работами в России. Эта структура практически не менялась вплоть до 1917 г.

15 марта 1919 г. В.И. Ленин подписал Декрет об учреждении Высшего Геодезического управ­ления при Научно-техническом отделе Высшего Совета Народного Хозяйства (ВГУ ВСНХ). С того дня Корпус военных топографов РККА направлял свои усилия на обеспечение войск, а ВГУ ВСНХ - народного хозяйства страны. Корпус военных топографов предназначался для производства астрономических, геодезических, топографических и картографических работ для нужд обороны ре­спублики по заданиям, передаваемым начальником штаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии, а также для снабжения предметами геодезического, топо­графического, чертежного и картоиздательского имущества учреждений народных комиссариатов по военным и морским делам и топографическими планами и картами, как указанных учреждений, так и других ведомств.

С первых месяцев организации Рабоче-Крес­тьянской Красной Армии военное командование обращало внимание на необходимость реоргани­зации Корпуса военных топографов. В результате, 2 мая 1918 г. народным комиссаром по военным Делам были утверждены новые штаты корпуса. Во­енно-топографический отдел Главного управления Генерального штаба был выведен из управления и преобразован в Военно-топографическое управ­ление Всероссийского главного штаба в составе инспекции работ с частью по организации работ, а также канцелярии. Геодезическое отделение и картографическое заведение бывшего Военно-топографического отдела были преобразованы в самостоятельные отделы: геодезический и картогра­фический в составе двух частей и канцелярии. Для выполнения триангуляционных и топографических работ, а также для издания карт крупных масштабов местных районов, теми же штатами были предусмо­трены пять военно-топографических отделов: Се­верный, Западный, Юго-Западный, Среднеазиатский и Дальневосточный. Каждый отдел имел одну-две триангуляции, три-четыре военно-топографических съемки, картографическую часть, фототопографи­ческое отделение, отделения по организации работ и канцелярию.

В октябре 1919 г. был утвержден проект новых штатов Корпуса военных топографов Всероссийско­го главного штаба.

Главное отличие новых штатов заключалось в установлении должности комиссаров корпуса и всех его отделов и должность помощника комиссара кор­пуса. В инспекции были сохранены лишь должности инспектора работ Корпуса военных топографов и старшего топографа для поручений при инспекторе, при чем инспектор работ, по новому штату являлся заместителем начальника корпуса. Кроме того, было образовано управление Корпуса военных топогра­фов, во главе с помощником начальника корпуса в составе двух частей.

Штаты 1919 г. были в действии ровно два года. За это время в составе корпуса произошли большие перемены. Многие его части, оторванные ранее Гражданской войной, вновь соединились с корпусом. Так, еще в июле и августе 1919 г. были сформированы 3 и 4 топографические съемки из бывших Киевской и Одесской, а в конце 1919 г. - Туркестанская и Омская военно-топографические части. В апреле 1920 г. в Ростове-на-Дону сформи­рован Южный военно-топографический отдел, а в июне того же года - Иркутская военно-топогра­фическая часть. Кроме того, в апреле 1920 г. было начато формирование отдела снабжения Корпуса военных топографов. Все эти новые учреждения существовали по временным штатам и позднее вошли в постоянные штаты корпуса, которые были введены в действие с 1 сентября 1921 г. под назва­нием штаты Корпуса военных топографов РККА, утвержденные 23 декабря 1921 г. Вместе со штатами было утверждено и положение о Корпусе военных топографов.

Вскоре после введения в действие штатов Корпуса военных топографов 1921-22 гг. нача­лись сокращения штатов учреждений военного ведомства. Сокращения эти затронули и Корпус военных топографов. Первое сокращение в корпусе было проведено 18 марта 1922 г. и коснулось лишь центральных учреждений корпуса. Затем были на­мечены дальнейшие сокращения до 1 октября 1922 г., согласно особой выработанной для этих сокра­щений календарной программе. Эти сокращения коснулись уже всех учреждений корпуса.

При исследовании результатов деятельности Корпуса военных топографов за период с 1918 по 1922 г. необходимо остановиться на обстоятельствах и событиях, с которыми тесно связана эта деятель­ность и на условиях, в которых она протекала. Преж­де всего, необходимо отметить, что в марте 1918 г. бывший Военно-топографический отдел с Главным управлением Генерального штаба, ввиду угрозы со стороны немцев, вынужден был эвакуироваться из Петрограда. Часть его технического имущества и личного состава была отправлена в Омск, часть в Нижний Новгород и только центральный админи­стративный аппарат с самой необходимой и незна­чительной частью технического оборудования был эвакуирован в Москву.

Несмотря на неблагоприятные обстоятельства, сильно затруднявшие нормальную деятельность корпуса, все же в июне 1918 г. военно-топографи­ческие съемки приступили к полевым работам по заданиям бывшего Высшего военного совета республики, которые заключались в 2-х верстной съемке по реке Волхову и в районах городов: Нов­город, Валдай, Осташков, Ржев, Вязьма и Калуга, для обеспечения точными картами подступов к Москве. В сентябре 1918 года последовало распоряжение прекратить все топографические работы в запад­ных губерниях и всех военных топографов спешно перебросить на восток, для съемки приволжских губерний, где в связи с развитием боевых действий против чехословаков потребовались более под­робные, чем 10-верстного масштаба, карты. Всего в двухверстном масштабе на западе, в Петроградской, Новгородской, Тверской, Смоленской и Калужской губерниях к началу октября 1918 г. было снято 29 447 кв. верст. В течение 1918 г. восемью съемками Северного и Западного отделов было снято в двух­верстном масштабе инструментально 29447 кв. верст, в верстовом масштабе полуинструментально 31079 кв. верст. Кроме того, отдельно командиро­ванными топографами в 1918 г. был выполнен ряд работ. К ним необходимо отнести маршрутную съемку в двухверстном масштабе вдоль Мурман­ской железной дороги и Повенецкого тракта, всего 7450 кв. верст, съемку для нужд штаба военного руководителя обороны г. Твери, проведенную глазо-мерно частью в верстовом, частью в полуверстном масштабе. Стремление удовлетворить потребность Красной Армии в картах, составленных по позд­нейшим съемкам наиболее угрожаемых районов, заставило полевые части корпуса находиться при исполнении полевых работ в непосредственной близости к фронту. В то время как армия Деникина наступала с юга, на востоке Красная Армия под­ходила к Уралу. В преддверии решительных боев, требовалось обеспечить съемками важнейшие в стратегическом отношении пункты в тылу Красной Армии. В виду этого, по окончании работ в районах Южного фронта, часть военно-топографических съемок (отрядов) была направлена на восток и приступила к работам в районах городов Сарапуль, Оханск, Оса, Бирск, Уфа, Стерлитамак, а позднее в окрестностях Екатеринбурга, Челябинска, Троицка и Оренбурга. Остальным съемкам (отрядам) были поручены работы в районах городов Сердобск, Алатырь, Нижний Новгород, Пенза, Сергач, Василь-сурск, Тула, Калуга и Брянск. За 1919 г. топографа­ми десяти Военно-топографических съемок было снято в верстовом масштабе полуинструментально 65581 кв. верст и отрекогносцировано 3-х верстной карты 5598 кв. верст. 1920 г. был для Корпуса годом перехода, от выполнения срочных специальных заданий Штаба для нужд Красной Армии к более или менее систематическим работам в условиях и обстановке мирного времени.

Западная граница РСФСР еще до войны была сплошь заснята инструментально. В период войны 1914-1918 гг. съемки продолжались вдоль западной границы, распространяясь все более на восток, и, таким образом, весь западный приграничный район был в достаточной степени обеспечен картами круп­ного масштаба. Поэтому, с началом войны с Польшей деятельность Корпуса в отношении Красной Армии ограничилась только высылкой ей готовых карт. В 1918 г. двумя производителями топографических работ, командированными из Западного Военно-топографического отдела был снят инструментально в масштабе 1:25000 Кунцевский артиллерийский по­лигон, площадью в 73 км2, у ст. Кунцево-Александров­ской ж. д. Всего за 1920 г. в европейской России было снято инструментально: в двухверстном масштабе 17,443 кв. версты; в верстовом масштабе в районе городов Новоржев, Великие Луки, Полоцк, Смоленск - 17460 кв. верст; в 1:25000 масштабе 73 км2. В 1921 году съемочные работы верстового масштаба вдоль западной пограничной полосы продолжались в тех же губерниях, что и в 1920 г. Кроме того, была начата в масштабе 1:50000 съемка побережья Черного и Азовского морей, между городами Херсон, Перекоп и Мелитополь. За летний период 1921 г. в этом районе снято инструментально двумя съемками (отрядами) 7031 км2, а по западной границе четырьмя съемками (отрядами) в Псковской, Витебской и Смоленской губерниях в верстовом масштабе было снято 6595 кв. верст. В 1922 г. сплошные инструментальные съемки Корпуса военных топографов в европейской России заключались лишь в заснятии незначительных окон, оставшихся в районах работ 1921 га.

Съемочные работы Корпуса военных топографов на окраинах страны - в Сибири и в Туркестане возоб­новились с 1920 г. Так, после разгрома армии Колчака возобновилась деятельность Западно-Сибирского Во­енно-топографического отдела в г. Омске; Иркутской Военно-топографической части, переформированной в конце 1921 г. в Иркутский Военно-топографический отдел в г. Иркутске и Туркестанского Военно-топогра­фического отдела в г. Ташкенте. В Туркестане наиболее значительные съемочные работы были произведены в 1921-22 годах. Из этих работ для нужд военного ведомства был снят у г. Чимкент, инструментально в верстовом масштабе Чимкентский лагерь, общей пло­щадью 520 кв. верст и близ укр. Чиназ в полуверстном снято - 20 кв. верст.

Исследование показывает, что в этот период Корпусом военных топографов проводились съемки не только в целях обороны Республики. Корпусом был о исполнено ряд съемочных заданий для нужд народного хозяйства.

Значительная часть личного состава Корпуса военных топографов в 1920-22 гг. была выделена для работ по установлению новых государственных границ. Так, в 1920 г. на Эстонскую границу была командирована в полном составе 4-я Военно-топо­графическая съемка (отряд) в составе 17-ти военных топографов и двух триангуляторов 1-ой Триангу­ляции. Работы по границе с Эстонией состояли в полуверстной съемке полосы шириною в 1 версту вдоль всей границы, на протяжении 118 верст, в три­гонометрических определениях опорных пунктов для этой съемки и в определении географических координат главнейших изломов граничной линии.

В 1921 г. на Финляндскую границу из состава по­левых частей Северного Военно-топографического отдела, командированы три производителя топогра­фических работ и один триангулятор. Работы этой партии при Русско-Финляндской разграничитель­ной Комиссии заключались в проложении нового направления границы, в полуинструментальной съемке 2-х верстного масштаба пограничной по­лосы, шириною около 4-х верст, а также в поверке и обозначении главнейших поворотов границы в частях, оставленных без изменений.

В том же 1921 г. на Латвийскую границу ко­мандирована 8-я Военно-топографическая съемка (отряд) в составе 15-ти производителей топографи­ческих работ и 8-ми триангуляторов.

Таким образом, главнейшие съемочные работы, исполненные Корпусом военных топографов за период 1918-22 гг. для нужд обороны Республики и для других ведомств в европейской и азиатской части России сводились к инструментальной, полу­инструментальной и глазомерной съемкам, а также проведению рекогносцировок. Кроме вышеописан­ных съемочных работ Корпуса военных топографов производилась съемка местности фототеодолитом, а также путем фотографирования местности с само­летов. Эти способы съемки, имея не только научно-испытательный, но и практический характер, начали проводиться Геодезическим отделом Корпуса уже с 1918 г. Так, после эвакуации из Петрограда, летом этого года в Корпусе военных топографов было организовано особое Аэрофото-топографическое отделение, преобразованное в отряд.

Фототеодолитные работы в период 1919-1921 гг. были сосредоточены в 1919 г. в Пермской, в 1920 г. в Курской губерниях, в 1921 г. к югу от г. Владикавказа, по Военно-Грузинской дороге. Всего в эти годы было снято 90 кв. верст. В 1922 г. аэросъемки выполнялись при относительно более благоприятных условиях, в окрестностях г. Харькова. В целом за 1922 г. с само­летов было снято 1775 кв. верст. Фототеодолитные работы продолжались и на Кавказе, по Военно-Гру­зинской дороге, где было снято 110 кв. верст.

За время первой мировой войны аэросъем­ки получили большое применение. Однако эти работы не носили систематического характера и распространялись на небольшие площади в две, три сотни квадратных верст, и менее. Корпусу во­енных топографов, ведущему свои топографические съемочные работы на громадных пространствах и при том в строго определенных рамках на основе геодезических и астрономических пунктов, необхо­димо было изучить детально технику аэросъемки, систематизировать материалы и установить ту или другую возможность применения этих съемок к своим полевым работам в широком масштабе. За пятилетний период было достигнуто многое в смысле установления твердых взглядов на этот род съемки. Недостаток материального снабжения не позволял Корпусу военных топографов испытать возможность аэросъемки рельефа. Из иностран­ной литературы, скудно проникавшей в Россию, было видно, что в Германии был разработан способ аэросъемки рельефа местности, для чего построены весьма сложные приборы, сущность устройства которых можно характеризовать составным словом «стереопантограф». Самый же способ изображения рельефа местности в горизонталях покоится на ри­совке таковых по фотографиям, на которых имеются точки, определенные на земле геодезическим путем не только в плане, но и по высоте; при чем число таких основных высот должно быть достаточно велико. В лесных и закрытых площадях, конечно, рельеф остается не заснятым; глубины оврагов, замаскированных кустами представляются на фо тографиитенью. Разработка указанного метода аэро­съемки в 20-е годы принадлежала будущему.

В период Гражданской войны так быстро и внезапно возникали фронты, районы военных действий были так обширны и так неожиданны, что для удовлетворения нужд РККА необходимо было иметь карты возможно крупного масштаба почти всей территории Республики, при чем требовалось крайнее напряжение картосоставительских и карто-издательских частей Корпуса, чтобы удовлетворить эту потребность в нужной мере.

В конце октября 1918 г. состоялось постановле­ние ВЦИК о предоставлении Корпусу военных то­пографов превосходно оборудованной для разного рода изданий национализированной типолитогра­фии Бр. Менерт под Картоиздательскую часть вновь сформированного Картографического отдела. Такое благоприятное разрешение вопроса об устройстве одной картоиздательской части этого отдела не соз­дало, однако, полной нормальной его деятельности, так как работы другой части - Картосоставительской за весь пятилетний период (1918-1922 гг.) протека­ли в крайне неблагоприятных, иногда невыносимо тяжелых условиях. Достаточно сказать, что Карто-составительская часть Картографического отдела с ее богатым, ценным архивом подлинных съемочных брульонов, три раза перемещалась в Москве из одного здания в другое. В рассматриваемый пери­од учреждениями Корпуса военных топографов, а также расположенными в европейской России и Картографическим отделом были выполнены наи­более капитальные картографическими работы. К ним можно отнести 2-х верстную карту Западной России, 3-х верстную карту «временного издания», 1:1.000.000 карту России, 1:3.000.000 Администра­тивную карту РСФСР (Европейская часть), 1:10.00­0.000 карту России с сопредельными государствами, 1:100.000 и 1:300.000 карты.

Кроме перечисленных капитальных картогра­фических работ, в тот же период, т. е. с 1918 по 1923 г., было выполнено исправление по новым данным ряда карт, составленных и изданных Корпусом военных топографов в прежние годы. Это Военно-дорожная стратегическая карта Европейской России 25 верст в дм., Стратегическая карта Средней Европы 40 верст в дм., Военно-дорожная карта Азиатской России 50 верст в дм., Карта южной пограничной полосы Азиатской России 40 верст в дм., Карта Азиатской России 100 верст в дм. и Карта Европейской России 60 верст в дм. Исправления этих карт заключались в нанесении новых железных и шоссейных дорог по данным Комиссариата путей сообщения, адми­нистративных и федеративных границ по данным Комиссариатов Внутренних и Иностранных дел, а также в частичных добавлениях и изменениях не­которых контуров и местных предметов.

Картосоставительские работы окраинных от­делов Корпуса военных топографов - Омского, Ир­кутского и Туркестанского, в пятилетие 1918-22 гг., в силу сложившихся обстоятельств Гражданской войны, имели, по преимуществу, характер работ спешных, применительно к требованиям обстанов­ки, и лишь к концу 1921 г. приняли более или менее систематический характер. Нормальная деятель­ность Картографических частей этих учреждений осложнялась еще убылью многих ценных сотруд­ников, стесненностью помещений и длительным неустройством всего учреждения, как это имело место в Туркестанском отделе. Наиболее значи­тельные картографические работы, исполненные для обслуживания местных нужд, относящиеся к территории азиатской части Республики, носили, по характеру и качеству своего исполнения, названия временных изданий и заключались в составлении и издании ряда временных и постоянных карт. К ним можно отнести временное издание 5-ти верстной и постоянного издания 10-ти верстной карты Кавказа с прилегающими частями Турции и Персии, по­стоянное издание 10-ти верстной карты Западной Сибири, временное издание 10-верстной карты Восточно-Сибирского военного округа с прилезаю­щими частями северной Монголии и Маньчжурии, а также ряд других карт.

Кроме всех вышеперечисленных картографиче­ских работ по освежению ранее изданных Корпусом карт и созданию новых, всеми Картографическими частями Корпуса военных топографов были про­изведены еще многочисленные и разнообразные картографические работы для различных учреж­дений военного и других ведомств по составлению схем, планов городов, полигонов, дислокационных, административных, этнографических и других карт. Кроме того, для проведения в жизнь метрической системы мер на вновь выпускаемых картах, состав­ленных в старых мерах, были помещены сравни­тельные таблицы старых и метрических мер длины и масштабы в этих мерах.

Для испытания применяемых в картоиздатель-стве материалов и усовершенствования всех видов полиграфического производства, в Картографиче­ском отделе с 1918 г. была учреждена лаборатория. В этом же отделе были произведены первые опыты печатания карт с цинковых клише типографским способом, что дало хорошие результаты. При этом необходимо иметь в виду, что Картографический отдел в Москве приступил к печатанию карт лишь в сентябре 1918 г., а Картоиздательское отделение Туркестанского Военно-топографического отдела в 1918-1920 гг. исполняло эту работу лишь на одном ручном станке, вследствие изъятия принадлежавших ему скоропечатных машин местным Бонным отде­лом для печатания денежных знаков Туркестанской Республики.

Эвакуация 1918 г. из Петрограда больше всего отразилась на печатании научных изданий Корпуса Военных Топографов. В течение первых трех меся­цев 1918 г., в Петрограде было начато печатание 72 тома «Записок Военно-Топографического Отдела» и напечатаны №№ 1, 2 и 3 популярно-научного журнала «Ежемесячник К. В. Т.» Это красноречиво говорит о том, что молодая Советская республика не разрушала традиции и методы научных иссле­дований, заложенных предыдущими поколениями военных топографов. С передачей 28-го октября 1918 г. Корпусу Военных Топографов графического ком­бината, в состав которого входила типолитография, печатание изданий Корпусом с середины 1919-го года понемногу стало налаживаться, но с наступле­нием холодов замерло из-за отсутствия топлива. На полную мощность типография начала работать лишь в 1920 г. когда был напечатан 10-й «Сборник рефератов», закончено печатание текста 72-го тома «Записок» и части приложений к этому тому; начато печатание «Каталога пунктов Триангуляции За­падного Пограничного Пространства». Успешному печатанию способствовало еще то обстоятельство, что Корпусу военных топографов удалось сохранить и перевезти в Москву запасы печатной бумаги, приобретенной еще в 1915-1916 гг. Учреждение в 1921 г. при Корпусе военных топографов должно­сти особого ответственного редактора обеспечило научную постановку издательства и усилило темп самой работы.

С конца 1921 г. работу по печатанию научных изданий Корпуса военных топографов можно считать вполне организованною и налаженною. К сожалению, переход с 15-го сентября 1922 г. типоли­тографии Корпуса на хозяйственный расчет неблаго­приятно отразилось на печатании изданий Корпуса, так как большая часть технических сил типографии была обращена на выполнение частных заказов.

Всего в период времени с 1918 по 1923 г. напеча­тано и издано научных трудов, таблиц, инструкций, наставлений, и популярно-научных журналов около 210 печатных листов.

Таким образом, Корпус военных топографов, с первых дней существования Красной Армии, имел свои корни в далеком прошлом. От этого прошлого он получил технические навыки, опыт и организацию, сохранил свой богатый, накопленный многими десятилетиями инвентарь и техническое имущество, мастерские, инструменты, архивы, спе­циальную библиотеку. Все это дало возможность Корпусу военных топографов сразу, без тяжелого и длительного процесса организации, не только приступить к работам на оборону Республики, но и вести их усиленными темпами, хотя в Республике шла Гражданская война.

Тяжелы, и временами невыносимы, были усло­вия производства полевых топографо-геодезических работ, особенно в первые годы Гражданской войны, т. е. в 1918 и 1919 гг., когда только преданность дол­гу и любовь к своему делу поддерживали энергию полевых работников Корпуса. Но, несмотря на все неблагоприятные условия производства работ, успех их в истекшие годы Гражданской войны не был ниже довоенного, а в некоторых случаях даже превысил его. Развитие техники, а также требования военного времени, дали возможность Корпусу расширить круг своей деятельности новыми работами, не вы­полнявшимися ранее. К числу таких работ можно отнести астрономо-радиотелеграфные, фототеодо­литные и аэрофототопографические работы. При организации и производстве этих работ выявились все лучшие стороны Корпуса, унаследованные им от прошлого, а равно способность его проникнуться современными требованиями и применить их к новым условиям. В результате, работами военных топографов в новых отраслях их специальности, получены ценные, имеющие и сегодня научное практическое значение, достижения.



ЛИТЕРАТУРА

Азовцев Н.Н., Дайнес В.О. и др. Развитие Вооруженных Сил и военного искусства в межвоенный период. М., 1989.
Василевский A.M. Дело всей жизни. М., 1989.
Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М. 1992.
История создания и развития Генерального штаба М., 1992.
Кляцкин СМ. Основные события и факты из истории строительства и боевой деятельности Вооруженных Сил СССР (1917-1921 Воен.-истор. журн. 1966. №7. С. 111-120.
Соколов Б.В. Красная Армия в межвоенный период: 1921-1941 гг. М., 1990.
Таль Б. История Красной Армии. М., 1929.
Тарановский А.Д. Корпус военных топографов Рабоче-Крестьянской Красной Армии и его деятельность в первое десятилетие советской власти (7 ноября 1917-7 ноября 1922 г.) М.

Ссылка:
BBcode:
HTML:




Вернуться в «КартоWiki»